Никитин В.Н. Пластикодрама: Новые направления в арт-терапии

В этой заметке мы опубликовали оглавление и отрывок из книги по пластикодраме. Книга интересна тем, что в ней рассматривается не только пластикодрама, но и искусство движения в целом, а также телесность “Я”.

Содержание

  • Предисловие
  • Глава 1. Постмодернизм в психотерапии телесного сознания
    • 1.1. «Эмоциональное» и «концептуальное» в образе телесного «Я»
    • 1.2. Искусство, имагинативность и тело
  • Глава 2. Феноменология образа телесного «Я»
    • 2.1. Структура образа телесного «Я»
    • 2.2. Телесное «Я» как объект диагностики
  • Глава 3. Тело, театр, терапия: проблемы и инновации
    • 3.1. Психотерапия и психокоррекция
    • 3.2. Телесно-ориентированные подходы: тенденции развития
    • 3.3. Модели телесно-ориентированных стратегий
    • 3.4. Пластикодрама
  • Глава 4. Пантомима — искусство трансформации сознания
    • 4.1. История мим-театра и его сегодняшний день
    • 4.2. Консенсус?
    • 4.3. Пластические техники
    • 4.4. Иллюзии
    • 4.5. Пантомимические локомоции
  • Глава 5. Магия движения
    • 5.1. Модерн и постмодерн в искусстве движения
    • 5.2. Трансовые техники движения
  • Послесловие. В поиске смысла
  • Литература
  • Приложение. Пояснения к фильму «Пластикодрама»

«Эмоциональное» и «концептуальное» в образе телесного «я»

Остановимся на трех теориях, описывающих природу эмоций и представляющих взаимоисключающие позиции.К первому классу теорий можно отнести взгляды представителей физиологического направления Уильяма Джемса, К. Ланге, У. Кеннона и др. Основным постулатом теории происхождения эмоций Джемса является сведение последних к двум феноменологическим проявлениям: физиологическим и психологическим «состояниям сознания». Согласно Джемсу, «телесные изменения следуют непосредственно за восприятием волнующего факта и... наше переживание этих изменений, по мере того как они происходят, и является эмоцией» (Цит. по: Рейковский, 1979, с. 84). Так называемые «стандартные эмоции» — испуг, гнев, радость и другие — представляют собой «сознание физиологических проявлений». Мы дрожим не потому, что мы боимся, а боимся потому, что мы дрожим. Между восприятием волнующего события и его эмоциональным переживанием Джемс усматривает фрагменты телесного проявления. Осознание человеком наблюдаемых им изменений в своем теле преднастраивает его психику на соответствующий характер эмоционального отреагирования. Таким образом, любой акт восприятия человеком внешнего мира обуславливает физиологические реакции в организме, предшествующие возникновению эмоциональных образов и самих эмоций.В качестве доказательства данной гипотезы Джемс приводит ряд примеров. Познакомимся с одним из его описаний опыта переживания и объяснения природы события. «Автор (Джемс) хорошо помнит свое удивление, когда семивосьмилетним мальчиком он упал в обморок, присутствуя при кровопускании, которое производилось лошади. Кровь была в ведре, оттуда торчала палка, и, если ему не изменяет память, он мешал ею и смотрел, как она капает с палки, не испытывая ничего, кроме детского любопытства. Вдруг в глазах у него потемнело, в ушах послышался шум, больше он ничего не помнит. Раньше он никогда не слышал о том, что вид крови может вызвать обморок или тошноту (Курсив мой. — В. Н.). Отвращения или ожидания какой-либо другой опасности он также практически не испытывал и даже в том нежном возрасте, как он хорошо помнит, не мог не удивиться тому, как простое физическое присутствие ведра темно-красной жидкости смогло оказать такое потрясающее действие на организм» (Цит. по: Рейковский, 1979, с. 88). Следовательно, «стандартная эмоция» не имеет другого психического статуса, чем форма переживания телесных проявлений или чем форма их представления.Рассматривая проявление эмоций высшего порядка, так называемые «моральные, интеллектуальные и эстетические переживания», Джемс настаивает на признании их телесной природы, отрицая возможность проявления чистых внетелесных эмоций. Он различает когнитивное и непосредственное телесное восприятие, подкрепляя свою позицию утверждением, что тело резонирует на воздействия значительно тоньше, чем обычно предполагают.Взгляды сторонников и противников гипотезы Джемса существенно различны. Представители «физиологического подхода»: основоположник бихевиоризма Джон Уотсон, эмпирик Эдуард Клапаред — видят в эмоциональном поведении прежде всего отражение некоторого специфического вида реакций висцеральной и секреторной природы. Эмоции, по их мнению, предстают как акты «сознания глобальной установки организма, ...как сознание формы или «гештальта», многочисленных органических впечатлений» (Цит. по: Рейковский, 1979, с. 96).

Противоположную позицию занимает экзистенциалист Жан-Поль Сартр. В низведении эмоций к низшим рефлекторным реакциям Сартр усматривает пораженческий тип поведения. «Когда задача слишком трудна и когда мы не можем удержать высших форм поведения, которые были бы к ней приспособлены, тогда освобожденная психическая энергия расходуется другим путем: мы придерживаемся более низких форм поведения, которые требуют меньшего психологического напряжения» (Сартр, 1990). Модель биологизации природы эмоций, таким образом, несет в себе признаки «сознания поражения».Вторым направлением в классификации природы эмоций, интересующим нас в рамках исследования искусства пластики, является психоаналитический подход. Психоаналитическая концепция природы эмоционального переживания сводится к трем постулатам:

  • источники эмоций обнаруживаются в биологических влечениях, вырастающих из требований метафорического образования Ид;
  • в процессе развития личности и формирования новыx психических образований Эго и Супер-Эго эмоции проявляются как разрешение противоречий между тремя психическими структурами;
  • Эго и Супер-Эго в своей непосредственной данности могут стать источниками зарождения эмоциональных переживаний и аффектов.

Таким образом, эмоции в психоанализе определяются с позиции их функциональности и значения. Конфликт между неосознаваемой потребностью и цензурой, между Ид и Супер-Эго находит свое аффективное разрешение в виде эмоций гнева, страха, отчаяния. Эмоциональное переживание может обнаружить себя как в качестве акций поражения, избегания, так и в виде символического удовлетворения.Однако Сартр отмечает: «Для сознания... желание не закончено в его символической реализации», «сознание... само есть факт, значение и означаемое». В психоаналитической теории эмоций устанавливаются жесткие причинно-следственные связи между изучаемыми объектами, в то время как в реальной жизни принимаются во внимание факт «сознания в понимании» (Курсив мой.— В. Н.).

С точки зрения Сартра, эмоции есть продукт «сознания мира». Переживающий человек ИСПЫтывает волнение в связи с конкретным объектом восприятия, с тем объектом внимания, который не есть случайно проявленный феномен, а есть конкретная данность в конкретных обстоятельствах, требующая конкретного отношения и типа реагирования. Согласно Сартру, «в эмоции именно тело, руководимое сознанием, меняет свои отношения к миру с тем, чтобы мир изменил свои качества». Переживающий человек не в силах моментально изменить ход событий, объект своего восприятия. Реальность существует как волнующая данность вне возможного эмоционального влияния на нее со стороны человека. Эмоции не действенны, не материальны. Их проявление способно лишь наделить объект новым качеством, преуменьшая либо преувеличивая значимость этого качества для тела. Читать далее...

#психология #арттерапия #когито #плистикодрама

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded