?

Log in

Глава 7 “Порой нам просто нужна история”. Часть - 4


В январе 1983 года в одной филадельфийской газете она прочла статью о докторе Саттиларо, который считал, что своим исцелением он обязан макробиотике. В своей книге «Исцеление: от рака к здоровью с помощью макробиотики» Элейн Нассбаум вспоминает:

Узнав о макробиотике, я подумала: «Вот оно!». «Мне нужна именно эта пища», — сказала я себе. Мои познания о макробиотике были весьма ограниченными, но даже опираясь на то, что я знала, в этом питании был смысл. И одна мысль все время не покидала меня: тот доктор был изрешечен раком, а сейчас он здоров. «Если он смог поправиться, — сказала я себе, — почему я не смогу?

Джин Шинода Болен У последней черты

Элейн Нассбаум позвонила в «Фонд Восток-Запад» в Бруклине, штат Массачусетс, чтобы получить информацию и начать применение макробиотики. Используя прописанную ей диету, созданную с учетом состояния ее здоровья и меняющуюся по мере его улучшения, применяя лечебный массаж шиацу, который был составной частью этого лечения, а также веря в то, что она поправится, Элейн приняла решение оставить паллиативную химиотерапию и лечиться исключительно альтернативными методами.

Она обсудила свое решение с онкологом, и тот согласился регулярно навещать ее. Химиотерапию можно было возобновить, если макробиотика не сработает, но опыт Элейн до сего дня свидетельствовал о том, что химиотерапия не принесла ей улучшения, она даже не привела к стабилизации ее состояния, не говоря уже об остановке непрерывно прогрессировавшей болезни. Химиотерапия сильно ослабила ее — она чувствовала усталость, тошноту, облысела, утратила физическую активность и ясность ума. Из-за нее она страдала от рвоты, задержки жидкости в организме, у нее ослабла функция костного мозга, ее иммунная система стала до такой степени инертной, что она могла умереть даже от пореза листом бумаги, если на нем окажутся микробы.
После двух месяцев лечения по программе макробиотики она еще вставала по ночам, чтобы пойти в туалет, но только два раза за ночь, а не прежние двенадцать. У нее наладилась перистальтика кишечника, и она впервые за последние три года хорошо спала. После трех месяцев макробиотической диеты она стала снимать корсет на все более длительное время, а вскоре и вовсе от него отказалась. 15 февраля 1985 года, через два года после начала приема макробиотиков Элейн вернулась в больницу для полного рентгеновского обследования позвоночника и легких. Ни в ее костях, ни в легких рака не было обнаружено. Через три года она написала книгу, в которой рассказала свою историю. В настоящее время, тринадцать лет спустя после начала макробиотической диеты, она сама является консультантом по макробиотике.

Истории с удивительным выздоровлением или выходом в ремиссию, связанные с использованием нетрадиционных методов лечения, как правило, не рассматриваются и просто игнорируются официальной медициной, которая считает их «анекдотичными» (фактически, «неправдоподобными»). Это особенно относится к тем способам лечения, которые поддерживают природную способность нашего тела к самоисцелению, что противоречит представлению о том, что только врач способен повлиять на наше тело. Медицина никак не может принять во внимание сложность и субъективность возникновения болезни и процесса выздоровления, которые включают ту роль, которую могут играть наши убеждения, необходимость видет смысл в выздоровлении, важность эмоциональной поддержки, а также врачей, которые оставляют нам надежду на выздоровление.

Расширяя границы веры для исцеления тела


Я вспоминаю, что когда Роджер Бэннистер пробежал милю меньше чем за четыре минуты, что считалось физически невозможным – быстрее, чем человек в принципе мог пробежать – невозможным до той минуты, пока он не сделал это. До Бэннистера никто не верил в то, что подобное может произойти, но как только он поставил свой рекорд, данное представление изменилось, и с того самого момента и по сей день бег на одну милю менее чем за четыре минуты стал нормой для участников соревнований мирового класса. Мне кажется, что тот же принцип применим и к возможностям исцеления. Очень важно знать, что до тебя это сделали другие, верить в то, что и для тебя это возможно, чтобы путем соответствующей тренировки добиться желаемого результата.
Еще одна история, доказавшая влияние веры на тело, произошла лично со мной. Я прошла босыми ногами по раскаленным углям, от которых поднимался такой густой жар, что мне пришлось отступить назад от края, когда я наблюдала за хождением по углям других людей. Угли под моими ногами будто рассыпались. Создавалось впечатление, что я хожу по пенопластовому попкорну, используемому в качестве упаковочного наполнителя. И тогда, и по сей день для меня остается тайной, как все это стало возможным. Но мое сознание с тех пор навсегда изменилось. Если и я, и другие смогли это сделать, то отсюда следует, что наше тело способно на гораздо большее, чем пока известно официальной медицине.

Сообщения о случаях множественных личностей еще сильнее расширило мои представления о том, как наше тело способно прореагировать и измениться. И хотя все эти личности живут в одном теле, психологически они сильно отличаются друг от друга. Одна личность, например, может страдать от аллергии, а другие – нет. У них разные показатели остроты зрения, разное кровяное давление и разные данные ЭКГ. Когда я это поняла, я иначе посмотрела на то, что в моей семье считалось невозможным завести кошку, поскольку в ее присутствии у меня моментально начинали слезиться и зудеть глаза, а если я не покидала помещения или не принимала антигистаминный препарат, то реакция нарастала и вскоре мне уже не хватало воздуха и наступал астматический приступ. Я знала, что у меня наследственная предрасположенность к аллергии. Теперь же, в связи с новыми знаниями, моя прежняя убежденность в том, что этого не изменить, пошатнулась, и мне очень захотелось избавиться от аллергии.

Мои дети хотели кота, но моя реакция на кошек не давала их мечте осуществиться. Я стала инициатором развода с их отцом, который дался им нелегко, и в довершение всего умерла наша собака. Когда я узнала, что одна из множественных личностей может страдать от аллергии на то, к чему другая личность в этом же теле будет резистентна, поразмыслив, я поверила в то, что смогу переместить в нее свою аллергию.

У меня была сильная мотивация и я решила, что по окончании семинара в Южной Калифорнии, проходившего недалеко от того места, где живет моя мама, я попрошу ее избавить меня от кошачьей аллергии с помощью гипноза. Она много лет использовала гипнотерапию в своей врачебной практике, и я подумала, почему бы ей не сделать это и для меня. Тем временем я гостила в одном доме на Малибу, где останавливалась и раньше. Помня о моей аллергии, хозяева дома и я сама следили за тем, чтобы их кот не находился где-то поблизости. В день, который я назначила днем избавления от аллергии, я проснулась и обнаружила, что хозяйский кот сидит у меня на груди и смотрит мне прямо в глаза. Поначалу я встревожилась, но шевелиться не решилась, поскольку вскоре сообразила, что сегодня как раз тот самый день, и вот я в общем воздушном пространстве с котом. Я отнеслась к этому как к синхронии. Итак, вместе с котом мы дышали одним воздухом, смотрели близости друг на друга, почти нос к носу, и, как я успела заметить, мои глаза не чесались, и я не задыхалась. Между мной и этим котом явно происходило что-то необычное. Прошло довольно много времени, как мне показалось, кот ушел, будто исполнив свою работу, и с тех пор игнорировал меня, относясь к моему присутствию так же, как и к другим посторонним в этом доме. В тот день, кажется, я действительно избавилась от аллергии на кошек. Доказательство тому я получила, когда моя дочь принесла в дом хорошенького котенка, и очень скоро он стал членом нашей семьи.

Бэннистеровские четыре минуты за одну милю, а также мой личный опыт хождения по углям и избавления от аллергии – все это истории, которые стали для меня опорой, укрепив мою веру в возможность воздействие разума на тело; это истории, которые продемонстрировали, что совершается, когда сознание верит, и как материя приходит в соответствие с новым убеждением. Все сказанное имеет отношение к пониманию того, что наши возможности заболеть и выздороветь связаны с состоянием иммунной системы, а иммунная система, в свою очередь, находится под влиянием наших мыслей, образов и чувств, но в равной степени и тех историй, в которые мы верим.

Большое влияние на меня оказал также доктор О.Карл Симонтон, врач радиолог-онколог, который еще в середине 1970-х годов при лечении рака использовал визуализацию для воздействия на иммунную систему. Он считал, что дефектные и злокачественные клетки рака появляются обычным путем в том каждодневном процессе образования миллионов новых клеток тела, призванных замещать старые, изношенные клетки. Как правило, эти плохие клетки не увеличиваются в числе и не перерастают в раковые, поскольку тело распознает их как аномальные образования и избавляется от них. В этом нам помогает иммунная система, включающая в себя белые клетки крови и лимфатическую систему, которая защищают организм от различных инфекций. Информация о том, что те же самые клетки участвуют и в передовой обороне против клеток рака, была для того времени совершенно новой.

За несколько лет до этого, работая психиатром в больнице Калифорнийского университета в Сан Франсиско, я заинтересовалась статистической корреляцией между депрессией и раком, о которой прочла в публикации Рочестерского университета об исследованиях по психосоматической медицине. В них прослеживалась связь между «отказом больного от себя и отказом других от больного» и развитием рака. Модель оказалась очень простой. Женщин, у которых цервикальный мазок, обычный тест Папаниколау на обнаружение рака шейки матки, показал отклонения, опрашивали перед проведением биопсии. Если в предшествовавший период они падали духом, отказываясь от себя, или если их оставляли, бросали значимые для них люди, то, согласно исследовательской модели, они попадали в группу высокого риска развития рака шейки матки, в отличие от других женщин, которые не испытывали отвержения. В дальнейшем эта гипотеза подтвердилась. Данное исследование убедительно показало, что состояние психки и здоровье тела крепко связаны, но кому из нас в минуты физического утомления или депрессии не приходила в голову мысль: «А вдруг случится что-то плохое»?

Еще есть время


Когда опасный диагноз становится реальностью, то первым делом нужно сделать разворот вовнутрь себя, чтобы отыскать там желание жить дальше. Человек, который только что узнал свой диагноз, должен найти серьезные причины, чтобы не поддаться болезни, и принять решение, что делать дальше. Как правило, очень быстро приходит понимание того, что нужно еще дополнительное время для исполнения...

Продолжение читайте в следующей части...

Книга Джин Шиноды болен "У последней черты" выйдет ограниченным тиражом. Сейчас книга доступна для предзаказа с существенной скидкой. Узнать подробнее...
Мы продолжаем публиковать отрывки из книги. Напоминаем, что книга будет выпущена ограниченным тиражом и доступна для презаказа уже сейчас. Заказать книгу Болен "У последней черты"

Болен У последней черты

Глава 7 “Порой нам просто нужна история”. Часть - 3


Ремиссии и удивительные исцеления


Человечество накопило немало сообщений о различного рода удивительных или спонтанных выздоровлениях. В 1993 году Институт духовных наук опубликовал доклад «Спонтанные ремиссии: аннотированная библиография», который стал первой обзорной работой в исследовании феномена ремиссий по целому спектру заболеваний. Исследователи задокументировали 1574 случая, в которых диагноз был добросовестно поставлен, а многолетние наблюдения за больными только подтверждали его правильность. При этом медицинское лечение было незначительным или уже вовсе не проводилось, или же, по мнению наблюдающего врача, было неадекватным, что, как правило, означает только одно: медицине больше нечего предложить пациенту и никаких других результатов, кроме уже установленных, не ожидается. Однако именно в этих условиях и было зарегистрировано спонтанное выздоровление.

Подобные истории еще раз подтверждают, что способность тела к самоисцелению можно привести в действие даже тогда, когда перед болезнью отступают сами врачи. Каждая такая история болезни представляет собой очень поучительный рассказ. Истории, говорящие нам о том, что мы сами можем что-то сделать для себя, служат пищей для души, которая, в свою очередь, питает наш разум и тело. Они указывают и на то, что мы можем позаимствовать из опыта других, чтобы усилить целительный ответ организма. Действовать в этом направлении – значит исследовать имеющиеся возможности и откликаться на то, что имеет смысл для вас и вашей ситуации. Вера в то, что вы способны на поступок, в то время как обстоятельства говорят вам «сдавайся и приготовься умереть», может изменить весь ход вашего жизненного путешествия.

Кэрил Хиршберг, которая вместе с Бренданом О’Риганом делала подборку и документальное описание случаев для их совместной книги «Спонтанные ремиссии», решила самостоятельно продолжить начатую работу. Она отправилась на поиски людей, которым, согласно медицинскому прогнозу, оставалось всего несколько месяцев жизни, но эти пациенты удивительным образом пошли на поправку. Десять лет спустя в книге «Удивительное выздоровление» она и Марк Инн Бэраш описали диагнозы, прогнозы, личностные особенности и ситуации своих героев, равно как и то, какой выбор был сделан каждым из этих людей и во что они верили. Авторы книги размышляют об индивидуальных качествах и различных обстоятельствах, которые, возможно, внесли свой вклад в исцеление. Каждая история – это свидетельство того, что метастазирующий рак не обязательно заканчивается смертью. Авторы показали, что продолжительность ремиссии может быть длиною в жизнь. Помимо тех людей, которых они сами тщательно интервьюировали и чьи сообщения подробно записали, они обобщили отчеты ряда исследователей и врачей, выявив в них множество дополнительных сведений. Было замечено, что в медицинских кругах отсутствует интерес к самой этой теме и к ее изучению. Они обнаружили, что по этой теме не издаются журналы, не читаются лекции и отсутствует какой-либо учет. Редко кто-либо из медиков делал попытку понять или объяснить внезапное исчезновение злокачественной опухоли. Как правило, они просто делали вывод о том, что изначальный диагноз, скорее всего, был ошибочным. И даже если диагноз был тщательно подтвержден документами, эти случаи попадали в неучтенную категорию «анекдотичного» материала, на который не любят ссылаться в медицинской литературе.

У меня сложилось четкое впечатление, что не так уж редко человеку одновременно сообщают и суровый диагноз, и безнадежный прогноз. Именно так изначально обстояло дело с больными СПИДом, которым говорили, что на оставшуюся жизнь у них есть всего несколько месяцев, и им надо хотя бы успеть привести свои дела в порядок. Тогда еще не существовало эффективных лекарств от СПИДа, и, тем не менее, находились больные, которые вылечивались от приступов зловредных болезней, которым удавалось договориться с ослабленной иммунной системой и, в результате, одолеть болезнь. Я сама брала интервью у таких людей и писала о них. Сегодня такими пациентами являются раковые больные, которые вместе с диагнозом «рак с метастазами», как правило, получают и безнадежный прогноз.
Недавно я участвовала в конференции, где разговорилась с одной женщиной, которой буквально за несколько дней до этого сообщили, что у нее рак в обеих почках и, следовательно, ее состояние безнадежно. В это трудно было поверить: женщина чувствовала себя здоровой, прекрасно выглядела, хорошо спала, у нее не было болей, и она не видела причины, по которой ей следовало бы отказаться от участия в конференции. Имея опыт работы медсестрой в системе Холистической медсестринской ассоциации, она знала (и в этом было ее преимущество), что когда онкологи и другие коллеги-аллопаты из медико-санитарной службы признавали существующее положение безнадежным, реальная история не обязательно была пессимистичной. Сам факт, что она не впала в отчаяние, а получала удовольствие от конференции и делилась новыми впечатлениями с некоторыми близкими друзьями, был признаком того, что она будет особенным пациентом. Такие пациенты, как правило, стремятся к наиболее точной постановке диагноза и при этом не принимают однозначного прогноза врача. Напротив, они обычно ищут пути исцеления, лежащие за рамками типового медицинского подхода. Людям надо знать, что когда специалисты-медики, даже те, кто работают в престижных медицинских центрах, говорят пациенту, что «больше ничего нельзя сделать», это означает лишь то, что это им больше нечего предложить больному, что болезнь прогрессировала до той фазы, на которой хирургия, радиоактивное лечение или химиотерапия бессильны.

Всегда хорошо иметь информацию о ком-то, кому был поставлен сходный диагноз, а человек продолжает жить. А еще лучше встретиться с таким человеком лично, чтобы из первых уст услышать историю о том, как он или она пережили диагноз, который сейчас поставлен вам. В то время как медицинские издания отдают предпочтение статистике, людям нужны истории. Чтобы преодолевать трудности, человеку важно представлять себе, как он это будет делать. Ваше воображение получит колоссальный импульс, если вы встретитесь с «похожим на вас» человеком, который хочет быть здоровым и делает сейчас именно то, что вы только собираетесь осуществить. Знание об удивительных выздоровлениях может быть полезно и профессионалам, работающим с пациентами. «Анекдотичная история», к которой врачи отнеслись с пренебрежением, — настоящее лекарство для воображения, она способна мобилизовать иммунную систему, активизировать работу нейропептидов, передатчиков информации клеткам тела.

В своем исследовании Хиршберг и Бараш описывают множество типов рака, о которых они узнали из собранных ими историй. Книга «Удивительные исцеления» повествует о пациентах со злокачественными формами рака, распространившегося на такие области тела, поражение которых традиционно считалось неизлечимым и безнадежным. В качестве примера приведем некоторые из них: овсяно-клеточная карцинома с метастазами (крайняя злокачественная форма рака легкого, которая обычно не поддается лечению); неизлечимая форма рака позвоночника; рак почки с метастазами в легких; карцинома бронхогенного происхождения; различные виды метастазирующего рака груди; неоперабельные злокачественные опухоли головного мозга; матастазирующая аденокарцинома поджелудочной железы; неоперабельная злокачественная опухоль яичника; неизлечимая форма меланомы костного мозга, лимфатических узлов, грудины, брюшной полости; запущенная форма лейкемии; остеогенная саркома; саркома Эвинга с двадцатью метастазирующими опухолями в легких; метаситазирующий рак легких, печени; детские нейробластомы.
Я привожу этот список, чтобы повысить веру в то, что медицинский прогноз не является окончательным приговором. Восстановление здоровья, конечно, будет удивительным событием, но оно определенно возможно для особенных пациентов, готовых пережить медицинский прогноз и пойти дальше. Это я отчетливо осознала лет десять тому назад, вскоре после выхода в свет первого издания «У последней черты». Вместе с Мэрион Вудман, известным канадским аналитиком и автором многих книг, я была основным докладчиком на конференции «Исцеляющие путешествия: рак как поворотный пункт», проходившей в Стэнфордском университете. В то время Мэрион работала над новой книгой «Стойкость: умирание ради жизни»23. Ей только что поставили диагноз «рак матки» и сказали, что она проживет всего несколько месяцев. Тогда, в 1993 году, ей было шестьдесят пять лет. (В 2006 году, когда я работала над новым, дополненным изданием «У последней черты», она была еще полна сил.) Как это обычно бывает на подобных конференциях, там выступали женщины, которые делились своими историями из жизни, говорили о том, как повели себя после того, как им был поставлен диагноз «рак». Инн Эдриан, работавшая модератом на этом форуме, неожиданно обратилась к залу со словами: «Сколько из вас пережили свой прогноз?» Руки людей взлетели вверх, их было примерно четверть или больше из присутствовавших полутора тысяч участников, и тут аудитория разразилась аплодисментами, зазвучали голоса восхищения и поддержки.

Мама говорит: «Во что ты веришь, то и сбудется»


Томография обнаружила у Инги Сандстром с десяток белых пятнышек. Как будто кто-то начинил ее резиновыми шариками, выпущенными из дробовика. Ей поставили диагноз «лейомиосаркома». Это медленно прогрессирующая и довольно распространенная сегодня форма рака. Собрался консилиум по опухолям, чтобы обсудить ее случай, на котором специалисты пришли к мнению, что эффективного лечения для этого случая не существует. Врач сообщил Инге, что ей осталось жить шесть месяцев.

Первой реакцией Инги была ярость, потом она сменилась невероятным отчаянием. Но вдруг она взяла себя в руки. В своем дневнике она записала: «Нет, мы не должны умирать, как говорят нам врачи. Я отказываюсь сидеть в комнате и ожидать смерти, отказываюсь готовиться к собственной кремации. Я не из тех, о ком говорится в статистике. Даже если 999 999 человек умрет, я буду той единственной, кто одолеет болезнь, я буду одной из миллиона». Она вернулась к работе, но в разговоре с клиенткой обронила: «Это мое последнее Рождество».

В этой части истории нужно сделать одно важное замечание. Дело не в том, что излечившиеся от рака люди, подобные Инги, никогда не впадают в отчаяние, а в том, что, испытывая отчаяние, они не уходят в него целиком и надолго. Даже мотивированным и оптимистичным людям важно знать, что у них будут плохие минуты и плохие дни, но в такие моменты надо стараться по-доброму отнестись к себе. Более того, если мы ругаем себя или отказываемся от себя, мы только ухудшаем положение дел. Ведь наши ямы, куда мы проваливаемся, — это еще и возможность узнать о себе что-то новое. Что это было или кто помог вам перебраться через край? Как вы выбрались из этой ямы?

На следующий день клиентка Инги пришла с травяным напитком коричневого цвета, который, по ее словам, был панацеей. В предрассветные часы, вместо того, чтобы лежать в постели без сна и тревожиться, Инга в качестве ритуала стала принимать напиток из трав. У нее появилось правило думать о том, что делает ее счастливой. Улыбаясь своим мыслям, она посылала улыбку всему телу или производила осмотр организма, выражая благодарность всем органам и частям тела за то, что они продолжали добросовестно функционировать.

Она многому научилась. Используя метод визуализации, она наблюдала за тем, как ее иммунная система побеждает рак, рисовала наполненные силой белые клетки крови, занималась йогой, проходила курсы витаминной терапии, танцевала, медитировала, играла с детьми, пила воду из системы обратного осмоса, постаралась убрать из рациона токсичные продукты, удалила из жизни токсичных людей («с дурными вибрациями»), а также в полной мере принимала любовь и поддержку мужа, членов семьи и друзей. Она кричала своей болезни: «Лейомиосаркома, убирайся прочь! Убирайся!» Она чувствовала в себе новые силы, когда вспоминала наставление своей матери: «Во что ты веришь, то и сбудется».

Последующая компьютерная томография показала, что «резиновые мячики» немного уменьшились. Она пришла в восторг и показала результаты томографии хирургу. Тот не поддержал ее настроение, дав техническое объяснение, почему это произошло. На помощь Инге пришел онколог: «Вы лечите себя лучше, чем все, что мы смогли бы для вас сделать. Идите домой и продолжайте в том же духе». Нескольким пациентам из тех, кого я знаю и кто рассказывал мне свои истории, врачи тоже говорили эти слова. Такие врачи заодно с вами и готовы поддержать вас даже тогда, когда сами ничего больше сделать не могут. А врачи другого толка хотят быть всегда правыми, и потому ваш успех вызывает у них чувство унижения. Хиршберг и Бэраш считают, что типичным поведением больных, которые встали на путь выздоровления, было «отсеивание врачей со скептическим настроем, которых заменяли на оптимистичных докторов». «Бойцовский дух» — еще одна характерная черта для этой группы пациентов, равно как и способность отрицать реальность, преподносимую им врачами.

Если злокачественные снежки мистера Райта растаяли за одну ночь, то резиновые мячики Инги уменьшались постепенно, пока на томографии не стало видно ни одной активной опухоли, за исключением небольших изменений, которые, видимо, были рубцами на ткани.

Из всех случаев удивительных выздоровлений 60–70 процентов людей, по оценке Хиршберг и Бараш, считали, что они исцелились благодаря вере, медитации и молитве. Многие из них изменили питание. Все они называли множество причин для выздоровления, и эти причины различались по степени важности. Шестьдесят процентов опрашиваемых ответили «да» на вопрос: «Были ли у вас переживания или ощущения (физического, психологического или духовного плана), которые показались вам нелогичными или неподдающимися рациональному объяснению?» Инга видела яркие сны, в которых она проводила время с давно умершими родственниками. Просыпаясь, она чувствовала их любовь. Для себя такие сны я называю «снами-визитами», и они существенно отличаются от обычных снов. Сновидец осознает, что человек, которого он видит во сне, умер, но от него идет реальное чувство присутствия, любви, а, порой, и послания. Сны-визиты – это тайна. Вполне вероятно, что люди, находящиеся по эту сторону занавеса, проходящего между этим миром и другим, могут получать помощь от тех, кто находится на другой стороне.

Если это смог сделать другой, то почему не смогу я?


Элейн Нассбаум страдала от прогрессирующей саркомы матки, рака, который начал поражать позвоночник и легкие, не давая позитивной реакции на типовое медицинское лечение, когда она прочла статью о докторе Энтони Саттиларо, который удивительным образом излечился от рака простаты, кардинально изменив свое питание и философию жизни. Эта информация получила отклик в ее душе.

6 апреля 1980 года, после сверхдлинного одиннадцатимесячного менструального периода, Элейн снова подвергли рутинной процедуре выскабливания, которая и выявила злокачественную опухоль. Прошло менее чем три года, и после радиотерапии, радикальной хирургии и агрессивной химиотерапии у нее пошли метастазы, так что теперь она могла передвигаться только в инвалидном кресле, носила корсет и жила с постоянной болью.
В январе 1983 года в одной филадельфийской газете она прочла статью о докторе Саттиларо, который считал, что своим исцелением он обязан макробиотике. В своей книге «Исцеление: от рака к здоровью с помощью макробиотики» Элейн Нассбаум вспоминает:

Узнав о макробиотике, я подумала: «Вот оно!». «Мне нужна именно эта пища», — сказала я себе.

Продолжение читайте в следующей части...

Книга Болен "У последней черты" будет выпущена ограниченным тиражом. Предзаказ можно сделать уже сегодня! Заказать книгу.
Сегодня мы рассмотрим две книги: "Праздник Послушания" Слотиной Т. и "Семейные тайны" Олифринович Н.. Обе книги посвящены проблемам, связанным с семьёй и внутренним миром человека.



👉 Праздник послушания.

Введение:

Одна приятельница как-то спросила меня, владею ли я приемами манипулирования и техниками НЛП (нейролингвистическое программирование); я осторожно кивнула. «Научи меня», — попросила она. Когда я поинтересовалась зачем, она призналась, что слышала об эффективных методах обучения детей иностранным языкам, которые позволяют незаметно для учеников повысить их мотивацию, и тогда уровень обучения резко возрастает. Можно ли назвать такое желание педагога негуманным или корыстным? И да, и нет.

В процессе воспитания и обучения детей часто возникают непростые ситуации. И родителям, и педагогам не всегда удается выбрать адекватную манеру поведения. Что делать, когда позарез надо в магазин, а дочь рвется в противоположную сторону? Как быть, если время гулять, а сын и слышать ничего не хочет, увлекшись игрушками? Мамы и папы часто отмечают нежелание своих малышей идти утром в садик или вечером укладываться спать, убирать за собой игрушки или отрываться от современного гаджета. Подобные инциденты часто сопровождаются «битвой на выживание». Слезы, капризы, потраченные нервы и время знакомы любому родителю. Как хочется, чтобы такие ситуации протекали в мирной обстановке, спокойно и тихо, при обоюдном согласии.
Существуют вполне успешные, проверенные на опыте способы и приемы, с помощью которых мы с вами можем попробовать осуществить это. Почему же тогда подобные проблемы до сих пор существуют? Дело в том, что мало просто знать про «волшебные» умения, главная сила в том, чтобы уметь их гибко использовать, применять разнообразные тактики и стратегии, а это как раз то, чего многим из нас не хватает. Что сработало сегодня, завтра уже не поможет, что подойдет одному ребенку, другому абсолютно бесполезно. Мы попробуем на примере анализа самых распространенных сложных ситуаций рассмотреть разнообразные техники, приемы и способы поведения.

Книга, которую вы держите в руках, является результатом многолетнего опыта и наблюдений профессионала в области психологии и педагогики и одновременно с тем - мамы, сестры, дочери, подруги.

👉 "Семейные тайны"

Предисловие:

Итак, перед вами книга. Книга о семейных тайнах.
Сегодня, когда у нас почти не осталось личного пространства, когда, кажется, все знают друг о друге все, тема семейных тайн выглядит архаичной. Что вам даст знание о том, что бабушка была угнана в Германию, что прадед служил в личной охране Николая II, что у отца до встречи с матерью была другая женщина, с которой он прожил семь лет? «Меньше знаешь — крепче спишь» — гласит русская поговорка.

Однако представьте: вам уже тридцать пять, а вы все еще никак не можете выйти замуж. Были мужчины, с которыми можно создать семью, были страсть и любовь... Но что-то не получается. Вы уже ходили к гадалкам, снимали венец безбрачия, молили всех известных вам святых — а в жизни ничего не происходит.
И вдруг в какой-то момент в отчаянии вы решаете поговорить с мамой, с которой в последние годы обсуждали лишь очень формальные вопросы. Вам почему-то стало интересно: как другие женщины вашего рода находили мужчин, рожали детей, строили отношения... И вот вы уже листаете семейный альбом, смотрите на тех, кого вы хорошо знали и о ком только слышали в детстве. Тут и начинается самое интересное.

Оказывается, что прабабушка, которую вы запомнили божьим одуванчиком, тихая, скромная женщина, в юности отбила парня у своей лучшей подруги. Жили они в маленьком городке в Подмосковье, и, когда после Первой мировой домой вернулся красавец-жених той девушки с Георгиевским крестом на груди, между ними встала прабабушка. А была она чудо как хороша - глаза огромные, синющие, коса толщиной в запястье, тоненькая, быстрая, острая на язык, начитанная... Что произошло — никто не знает, только прадед и прабабка сыграли свадьбу и обвенчались — все честь по чести, а прабабушкина подруга, лучшая и самая близкая, отплясав на свадьбе, проводила невесту к брачному ложу... И ночью повесилась... А эта самая прабабка, будучи уже в весьма преклонном возрасте, очень просила не давать правнучке то имя, которое для вас выбрала мама. Но мама, конечно же, не послушалась — кто же будет слушать 80-летнюю старушку — и назвала вас так, как хотела. И только потом, перед смертью своей бабушки, узнала, что именно так звали девушку, виновницей смерти которой та была...
В этот момент вы чувствуете, как ледяной холодок пробегает между лопаток, и понимаете: вот оно, то, что всегда было рядом, но что никак не удавалось «поймать». Ощущение, что я не смогу выйти замуж. Не смогу быть счастливой. Не смогу просто жить и радоваться, как другие женщины. Мысль, что как бы я ни старалась — мужчина все равно меня бросит, оставит, уйдет...

Это та самая точка, когда вы узнали тайну. Точка, где у вас появился выбор.

И далее вы можете мысленно обратиться к бабушкиной подруге, сказав ей: «Мне жаль, я ничего не знала». Вы можете пойти к семейному психологу, побеседовать с ним о семье и женщинах своего рода, воссоздать с помощью специалиста диалог с бабушкой и ее подругой. Можете посетить занятие психологической группы и восстановить то, что происходило почти 100 лет назад, вместе с другими участниками. Можете представить, как это было, и «посмотреть в глаза» той женщине, ценой жертвы которой вы появились на свет. Ведь не отбей прабабушка жениха, не было бы бабушки, мамы и вас... Можете съездить туда, где она похоронена, — не на само кладбище, а за ограду... И тогда ваша жизнь станет понемногу налаживаться. Таинственная тень, падавшая на нее, постепенно развеется. Рок уйдет, судьба начнет меняться.

Вы можете изменить ее, потому что вы все время думали, что проблема в вас, но она возникла задолго до вашего рождения. Назвав вас именем той девушки, мама, об этом не подозревая, включила в вас спавшие в прабабушке вину и стыд... Никто этого не хотел, но именно вы стали той жертвой, той ценой, которую род платит за очень давние поступки предков. По-человечески все понятно: прадед разлюбил одну, полюбил другую. Так случается. Но именно вы волею судьбы, рока или по нелепой случайности оказались той, кому приходится отвечать. «Один за всех и все за одного» — иногда это несправедливо, особенно когда «один» даже не знает, почему именно он отвечает за всех или за кого-то в своем роду.

Интернет пестрит вопросами: расплачиваемся ли мы за грехи родителей? Несем ли ответственность за то, чего не совершали? Действительно, «...отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина» (Иез. 18:2). Это все — о семейной тайне. Даже если мы о ней не знаем, она тем или иным образом воздействует на нашу судьбу. Семейные сценарии, повторение из поколения в поколение одних и тех же сюже¬тов, несчастья, которые преследуют семью, — все это может происходить в результате тщательного сокрытия секрета. Чтобы освободить свою жизнь от влияния семейной тайны, начните действовать уже сейчас, приступив к чтению этой книги.


Книга будет издана ограниченным тиражом. Первыми книгу получат те, кто заказал её уже сейчас. Подробнее об акции.

Джин Шинода Болен У последней черты

Глава 7 “Порой нам просто нужна история”. Часть - 1.


Нередко событием, помогающим размежевать жизнь и смерть, становится чья-то личная история, особенно когда пациент подавлен сообщением, что надежды на выздоровление больше нет. Наши ожидания обладают могучей силой. Слова и отношение к нам других людей – особенно врачей – сильнодействующее лекарство. Как волшебное средство, они помогают нам исцелиться, выздороветь. Оказавшись из-за опасной болезни или сильного душевного потрясения в подземном мире, человек в эмоциональном плане испытывает нечто схожее с насилием над Персефоной. Вначале девушка беззаботно гуляет, собирает цветы, но вдруг земля расступается, и из самых глубин появляется похититель Гадес.

И пока Гермес, вестник богов, не спустится в подземное царство и не предстанет перед Персефоной, она не будет знать, что не останется там навечно. Гермес, или в латинском варианте Меркурий, был богом, который, благодаря крылатым сандалиям и крылышкам на шляпе, мог перемещаться в многоуровневых пространствах, невзирая на разделяющие их границы. Его называли проводником душ. Явившись Персефоне, он принес весть о том, что она может вернуться в верхний мир, что восстановление возможно.

Гермес – вестник надежды. Майкл Лернер, директор объединения Коммонвил в городе Болинас, штат Калифорния, говорит, что, если бы он мог сказать что-то самое важное тем раковым больным, кто хочет жить (а хотят этого далеко не все), то сказал бы:
“ Никогда не теряйте надежду. За свою жизнь нужно бороться даже перед лицом серьезных трудностей. Позвольте себе надеяться, вопреки разнообразным статистическим выкладкам, которые вам, возможно, предъявят врачи. Статистика – это просто статистика. Она не имеет отношения лично к вам. Ложной надежды не бывает. Из истории борьбы моего отца и многих других людей, которые заболели раком, но продолжают жить и глядеть вперед, оставив статистический прогноз далеко позади, я знаю, что это — правда “

Гермес символически присутствует во всех позитивных историях, которые проникают в души людей, брошенных опасной болезнью в подземный мир, чтобы сказать им, что восстановление возможно — особенно это касается тех, кто пал духом или в ком разуверились близкие. Но, услышав такого рода историю, они могут поверить, что она и про них тоже. Подобные истории приходят к нам в различных обличьях. Ею может стать особое мнение другого врача. Ею может оказаться журнальная статья, или сведения из интернета, или рассказ о том, как один человек тяжело заболел, но ему удалось выздороветь. Такие слова мобилизуют надежду, вдохновляют на действие, а это, в свою очередь, запускает программу организма на самоисцеление. Для того, чтобы слова стали целительной историей, самому посланнику и его посланию нужно верить.

У постели больного: врачебный подход «Я–Ты»


Я выросла в семье, где с раннего детства слышала, как моя мать, врач, разговаривает по телефону с пациентами. Завершая разговор, она обычно говорила: «Не волнуйтесь. Все будет хорошо». Вера врача, которую он транслирует своему пациенту, — это тоже история, которая оказывает целительное воздействие. Все, что относится к манере общения врача с больным, является неотъемлемой частью искусства врачевания. Когда пациентом занимается врач, владеющий этим искусством, то он не просто бросает беглый взгляд в медицинскую карту, спрашивает, что болит, осматривает больного, формально интересуясь, как дела, а, закончив рутинную процедуру, поспешно удаляется. Врач, который владеет искусством врачевания, как правило, смотрит пациенту в глаза, а в прикосновении его рук ощущается действенное послание, способное унять тревогу и принести исцеление. И даже если его визит длится несколько минут, ему удается сформировать отношения, которые можно обозначить как «Я–Ты».

Подход «Я–Ты» резко контрастирует с превалирующим в медицинских кругах подходом «Я-Оно», в котором пациент практически анонимен, и во время обхода врачи-хирурги занимаются его «желчными пузырями», а врачи-кардиологи — его «миокардами». С широким распространением и внедрением в работу различных учреждений и организаций здравоохранения подходов, требующих от врачей применения технологии конвейерной медицины, ситуация только ухудшается как для самих врачей, так и для пациентов. Плюс ко всему врачам уже много лет советуют использовать тактику оборонительной медицины, суть которой можно описать примерно так: «Никаких гарантий для пациента», чтобы ненароком слова поддержки нельзя было бы счесть устным договором и основанием для судебного решения. Более того, акцент ставится на обязательном уведомлении пациентов о побочных эффектах и осложнениях.

Когда моя мать завершила свое обучение в колледже терапии и хирургии Колумбийского университета и получила диплом врача, сульфатные препараты и аспирин были самыми эффективными лекарствами. Сначала она работала врачом общей практики в родовспоможении, позже стала психиатром. В то время «врачебный подход» строился на доступности, проявлении заботы и внимания к больному, предоставлении ему вариантов того, как можно справиться с лихорадкой, облегчить тошноту и рвоту, остановить диарею, боль, а также на утешении и подбадривании – и все это помогало организму пациента самоисцеляться. В ту пору второй натурой врача-терапевта было не самонадеянное представление о том, что только врач за все в ответе, а наставление Гиппократа «Чтить исцеляющую силу природы».
Из своей психиатрической практики я знаю, что любовь к пациенту и к своему делу всегда помогали мне быть действительно полезной, и в этом я неожиданно убедилась еще в ординатуре, когда вела один «продолжающийся случай». Моим пациентом был мужчина, с которым мы виделись два раза в неделю, а раз в неделю я разбирала этот случай с психоаналитически ориентированным супервизором. Много лет спустя, когда я уже работала частнопрактикующим аналитиком, этот мужчина снова обратился ко мне за терапевтической помощью. Он сказал: «Знаете, что для меня тогда стало решающим? Независимо от того, что я излагал на сессиях, вы мне улыбались, провожая меня до двери. Ваша улыбка говорила мне, что я в порядке». Работая тогда в рамках психоаналитической модели, в течение всей сессии я сохраняла нейтральность, чтобы, насколько возможно, оставаться чистым экраном. Когда сессия заканчивалась, я вновь становилась собою. Я провожала его до двери, и он чувствовал мой оптимизм и заботу о нем в улыбке и в голосе, которые их выдавали.

Нейтральность может быть убийственной. Когда болезнью является, например метастазирующий рак, а «объективный» онколог без обсуждений или ободрений беспристрастно сообщает пациенту или пациентке, что надо пройти химиотерапию с такими-то побочными эффектами, и что по статистике только в сорока процентах терапия эффективна, то чаша эмоциональных весов, скорее всего, окажется на стороне отчаяния, чем надежды. Пациент слышит, что статистика неблагоприятна и делает вывод: «Вряд ли мне это поможет». И та же самая информация, но сказанная другими словами и в иной манере, когда лечащий врач сам верит в позитивный – или обнадеживающий — эффект процедур, предложенных им для данной формы рака для этого конкретного человека, ляжет уже на другую чашу весов, которая будет на стороне надежды. Пациент будет знать, что врач заботится о нем и подобрал такое лечение потому, что верит, что оно может помочь. Статистика всегда только статистика, а у человека появляется вера: «У меня есть шанс попасть в число людей с положительной реакцией на лечение».

Болезнь и лечение, как правило, приносят человеку страдание, дискомфорт, унижение, страх, физическую боль. Человек способен вынести много терзаний, если он видит цель или смысл в тех усилиях, которые он предпринимает, или когда его ободряет история, в которую он поверил. Душе тяжело не страдание как таковое, душе невыносимо бессмысленное страдание и ощущение бессилия что-то изменить. В этом случае физическая и эмоциональная боль зачастую только усиливается. Когда мы имеем дело со страданием и наши действия могут изменить критическую ситуацию, то особую важность приобретает отношение к происходящему: Если я верю в то, что это должно мне помочь, или в то, что мои действия исполнены смысла, мне хватит сил все вынести. Если же я верю в то, что это мне не поможет, то, по всей вероятности, именно так все и будет.

Выздоровление начинается с позитивного эмоционального отклика


Слова, которые говорят врачи, и чувства, которые они испытывают к пациентам, могут стать для тех последним островком надежды на фоне мрачных мыслей о себе и своем состоянии. Восстановление здоровья начинается с позитивного эмоционального отклика, с надежды или веры в то, что поправиться — реально, которые передаются в оздоровительную систему тела человека, и тело реагирует на них. По мнению доктора Кандис Перт (совместно с другими авторами опубликовавшей в 1985 году в «Журнале иммунологии» важнейшую статью под названием «Нейропептиды и их рецепторы: психосоматическая сеть»), психо-иммунно-эндокринно-информационная сеть, благодаря которой происходит активизация процессов исцеления, приводится в движение тончайшими энергиями духа, а также пептидами, являющимися поставщиками информации. Все клетки тела способны вырабатывать пептиды. В интервью 1995 года доктор Перт рассказала об этом открытии:

Продолжение читайте в следующей части этой главы...

Вы можете оформить предзаказ книги Болен "У последней черты" уже сейчас!

Вы будете по-прежнему находить фрагменты книги в этом журнале... Но Вы можете заказать её уже сейчас! Причём с существенной скидкой!


 Дж. Ш. Болен У последней черты


👉 Книга выйдет в свет ограниченным тиражом. 31 октября мы начнём упаковывать первые экземпляры и отправлять их счастливчикам, оформившим заказ заранее.
Подробные условия акции смотрите на нашем сайте.



Дорогие друзья, книга Джин Шиноды Болен будет издана, приблизительно, в конце октября. Сейчас мы имеем на руках готовый, почти полностью выверенный, текст. И, что самое главное, собираемся делиться с Вами самыми интересными главами книги.
Скоро Вы сможете купить книгу по предзаказу с существенной скидкой. А пока предлагаем Вам почитать отрывки из книги.



Выдержки из предисловия автора к дополнительному изданию.


В течение десяти лет, за которые «У последней черты» издается и переиздается, книга во многом стала объектом устного пересказа. Я слышала, что она производит сильное эмоциональное впечатление, что она очень помогла одним людям, а другим даже спасла жизнь. Я получала отзывы от самых разных людей: от тех, чья жизнь оказалась под угрозой из-за тяжелой болезни, и от тех, кто с помощью этой книги сумел превозмочь другие переломные моменты в личной жизни. Очень немногое за это время утратило актуальность, ибо вряд ли перспектива оказаться в критической ситуации когда-либо сможет устареть. Такой диагноз как рак, или тот факт, что однажды после внезапного сердечного приступа мы можем прийти в сознание уже в палате интенсивной терапии, или переживание любого другого подобного потрясения, ставит ребром вопрос о конечности нашей жизни. Большинство из нас не задумывается над важнейшими вопросами о смысле жизни, о краткости отведенного нам времени до непосредственного соприкосновения со смертью. Большинство из нас не видит связи между телесными недугами и стремлением души к подлинным потребностям, к любви и настоящим целям, или даже не знает, что сознание оказывает важнейшее влияние на процесс исцеления. Большинство из нас уверены, что решающее слово в вопросе о том, сколько времени нам остается, принадлежит врачу. Но многие станут думать иначе, если встретятся с теми, кому однажды на оставшуюся жизнь были отведены месяцы, а они продолжают жить в радости уже многие годы. Профессиональные медицинские издания интересуют исключительно статистические данные, они не публикуют истории, которые свидетельствуют о том, как болезнь отступает в результате спонтанной ремиссии или неожиданного выздоровления. Но именно такие истории способны изменить представление человека, а наши представления воздействуют на нас на клеточном уровне.
Смертельно опасная болезнь способна прозвучать сигналом, пробуждающим нас ото сна. Она может стать поворотным пунктом или исходным моментом для начала спиралевидного нисхождения. Подобное же воздействие на нас оказывает и кризис середины жизни. В каждом отдельном случае исход болезни будет зависеть от того, насколько мы действуем осознанно, насколько мы внимательны к тому, что для нас по-настоящему важно, или насколько наше поведение соответствует тем знаниям, которые могут спасти нашу жизнь, наши отношения и исцелить душу.
Я считаю дату издания книги, день, когда она официально выходит в свет, днем ее рождения. С этой минуты для книги начинается собственная жизнь. Когда я узнала, что по католическому календарю 2 октября – День Ангела-Хранителя, я почувствовала в этом проявление синхронии. Мне вспомнились когда-то услышанные слова: молясь о человеке, мы посылаем ему ангелов. А поскольку все мои усилия направлены на то, чтобы помогать и исцелять, поскольку я хочу, чтобы вы меньше боялись, и намерена вдохновить вас на то, чтобы вы доверились вашей внутренней мудрости и хранили верность тем знаниям, которые живут в вашем «костном мозге», эта книга выходит с молитвой. И мне очень интересно, означает ли это, что вслед за нею отправятся и ангелы?


Джин Шинода Болен
Милл Вэлли, Калифорния
Сентябрь 2006 года

Сегодня мы рассмотрим книгу Фила Джойса.:


👉 "Гештальт-терапия шаг за шагом: Навыки в гештальт-терапии"


Гештальт-терапия шаг за шагом: Навыки в гештальт-терапии


Эта книга представляет собой сборник секретов мастерства, необходимых для успешной практики.


➡ Из предисловия:

Структура книги отражает этапы терапевтического путешествия: мы начинаем с первой сессии и налаживания отношений, описываем процесс работы и под конец касаемся завершения терапии. Мы предполагаем, что читатель знаком с основами гештальт-теории и не вдаѐмся в детали. Тем не менее, в книге присутствует необходимый с нашей точки зрения минимум теории. В конце каждой главы мы приводим список рекомендованной литературы.
Навыкам и техникам, описанным в этой книге, мы обучались на протяжении многих лет у разных гештальт-терапевтов, на труды которых мы активно ссылаемся.

🔹 Купить книгу "Гештальт-терапия шаг за шагом: Навыки в гештальт-терапии"

Формулирование психоаналитического случая



Как понять нового пациента? Какую стратегию работы избрать с учетом его особенностей? Хотя опытный психотерапевт и опирается на общепринятые принципы диагностики, его собственная практика больше определяется субъективными и интуитивными процессами. Нэнси Мак-Вильямс, автор классической работы "Психоаналитическая диагностика", показывает, что только понимание уникальных личных особенностей пациента формирует грамотное решение о стратегии и тактике его терапии.

На примере психотерапевтических случаев, клинических исследований и различных теоретических концепций в книге подробно объясняется, какой вклад в понимание пациента вносит оценка его темперамента, особенностей развития, защитных механизмов, аффектов, идентификаций, паттернов отношений и патогенных убеждений. Книга - незаменимый инструмент для практикующих психологов, психотерапевтов и психиатров вне зависимости от их теоретической ориентации, а также для студентов, педагогов и всех, кто интересуется глубинной психологией.

👉 Купить книгу "Формулирование психоаналитического случая"

Дорогие подписчики! Начался новый учебный год, а у нас как раз начался листопад скидок. Это значит, что Вы можете купить учебники со скидкой 25%.
Представляем Вашему вниманию серию:

👉 "Университетское психологическое образование"

🔹 Купить "Психология восприятия: Организация и развитие перцептивного процесса";
🔹 Купить "Принципы психологии развития";
🔹 Купить "Детская патопсихология. Хрестоматия";
🔹 Купить "Измененные состояния сознания";
🔹 Купить "Техника и практика психоанализа";
🔹 Купить "Основы психологии художественного творчества: Учебное пособие";
🔹 Купить "Критерии нормальной и аномальной личности в психотерапии и психологическом консультировании";
🔹 Купить "Психоанализ: Введение в психологию бессознательных процессов";
🔹 Купить "Психология креативности";
🔹 Купить "Диагностика саморегуляции человека";
🔹 Купить "Арт-терапия: Учебное пособие";
🔹 Купить "Психология состояний: Учебное пособие";
🔹 Купить "Мысленные образы";
🔹 Купить "Психоаналитические теории развития";
🔹 Купить "Принципы сравнительной психологии".


Эдипов комплекс - одна из центральных концепций психоанализа. Со времён Фрейда она развивалась и видоизменялась. Сегодня перед нами книга, которая даёт возможность увидеть объемную картину того, как изменились взгляды психоаналитиков на эдипов комплекс.

Эдипов комплекс сегодня: Клинические аспекты

➡ Из предисловия:

Посвященная Мелани Кляйн конференция по проблемам эдипова комплекса, которая прошла в сентябре 1987 года, была организована совместными усилиями профессора Дж. Сандлера из психоаналитического отдела Лондонского университетского колледжа и миссис Руфь Ризенберг-Малькольм, представлявшей Фонд Мелани Кляйн. Результаты этой конференции были признаны настолько успешными, что Фонд принял решение опубликовать три представленных там доклада, которые, по общему мнению, всеобъемлюще отразили современный этап развития кляйнианских взглядов на эдипов комплекс.

Чтобы представить современные точки зрения в соответствующем историческом контексте, мы приняли решение напечатать рядом с ними статью самой Мелани Кляйн «Эдипов комплекс в свете ранних тревог» (1945). Кроме того, д-р Ханна Сигал написала достаточно объемное введение, где она прослеживает связи между статьей Кляйн и опубликованными здесь современными работами. Она также определяет значение других посткляйнианских работ, прежде всего, тех, которые были написаны Бионом.

Купить книгу «Эдипов комплекс сегодня: Клинические аспекты». Р. Бриттон

Profile

cogitocentre
Когито-Центр
Cogito-Centre.Com

Latest Month

Сентябрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow